Театр здесь начинается вовсе не с вешалки, а раньше — еще на улице. Расположившийся на стеклянной крыше, над входом в театр, юный актер громогласно читает стихи. Прохожие оборачиваются, кто-то прислушивается на ходу, кто-то останавливается, замирает, заслышав знакомые строки. Даже стоящие в вечной пробке на Большой Садовой перестают сигналить и опускают окна, тоже становясь частью перформанса. Смотреть со стороны на это занятно — кажется, будто схлестнулись две эпохи: ушедшая поэтическая и современная нагрянувшая. С подробностями — корреспондент «МК».

Фото: Пресс-служба театра МОСТ.

Мультижанровый роман в рамках "МОСТ-проекта" — так охарактеризовал спектакль "4 Любы. Оттепель" режиссер-постановщик Георгий Долмазян. Для его создания была проделана колоссальная работа — актеры театра работали с документами эпохи, архивами, пленками, пересматривали фильмы тех времен и переслушивали музыку. Получилась особая форма синтетической постановки: на площадке студенческого театра "МОСТ" воочию встретились литература, музыка и кинематограф, проза жизни и поэзия будней. И все ради того, чтобы показать шестидесятников такими, какими они были в те годы: не небожителями, запредельно далекими от реальности, а обычными людьми с такими же, как у всех проблемами, трудностями и житейскими ситуациями. Так, есть здесь, к примеру, рассказ о Юрии Гагарине — не легендарном космонавте и герое Советского Союза, а простом парне, переживающем за свою семью, ребенка, любимую супругу. Или мы видим ожившего Рудольфа Нуреева, самого известного невозвращенца СССР, рассказывающего историю своего побега во время гастролей в Париже в 1961 году. И ведь можно его понять — по-человечески можно. Человечность — это главное качество спектакля "Оттепель".

По всему повествованию, начиная с новогодней ночи с 1956 на 1957 год, нас ведут четыре простые девушки с символичным именем "Любовь" — студентки и красавицы Любы. В пьянящем воздухе свободы они наблюдают за тем, как складываются судьбы их современников, летят по годам вместе с ними, попадают в перипетии эпохи, несутся вслед за поэтическими строками "Все начинается с любви" и "Будь, пожалуйста, послабее" Роберта Рождественского… вплоть до 1969 года, когда они неожиданно оказываются на пороге "пражской весны". Она прогремит как гром среди ясного неба и заглушит "голоса эпохи": Светлану Аллилуеву, Аду Якушеву, Юрия Визбора, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Екатерину Фурцеву, Никиту Хрущева — всех. Жернова истории оставят от них только воспоминания, а от четырех Люб, свидетельниц эпохи, не останется и этого. И как-то на выходе из зала, после финальных поклонов, невольно задумываешься: получается, рассказанная восемнадцатью актерами театра и режиссером Долмазяном история — не только о героях и времени, но и о надеждах и упущенных возможностях?


Фото: Пресс-служба театра МОСТ.

После спектакля я поговорила с Георгием Долмазяном о том, что же такое МОСТ-проект и чем для режиссера важна рассказанная сегодня история.

– Мы запустили МОСТ-проект: документальные спектакли, поставленные в художественной форме, определяющие эпоху или каких-то важных людей в истории страны. Мы решили это направление отделить от основного репертуара и развивать его. "4 Любы. Оттепель" стал первым опытом – следующим будет "Русский авангард", который расскажет о временном отрывке с 1905 года до революции 1917-го.

– Расскажите, как вы собирали материал для спектакля "4 Любы. Оттепель"?

– Была проделана гигантская работа, актеры на протяжении трех месяцев искали материалы о жизни людей, обращались в архивы и библиотеки, штудировали Интернет. Встречались лично с людьми, проживавшими в то время, документировали их монологи. Постепенно начала образовываться драматургическая линия спектакля, но мы не знали изначально, какие герои будут в самом спектакле, активная работа шла до постановки. Это был удивительный сценарный эксперимент, когда не знаешь, куда приведет сюжет.

– Как вы думаете, почему в кино и литературе всё чаще стали обращаться к периоду оттепели? И почему к нему обратились лично вы?

– Эта эпоха мне нравится, мне хотелось показать ее. Она интересна тем, что после больших запретов появляется некий воздух, форма свободы, когда человек начинает ощущать, будто ему всё можно. Я, как родившийся в Советском союзе, могу сказать, что ни о какой свободе у нас в глобальном и социальном смысле не шло, были некие каноны и рамки, в которых мы жили. А тут – новая жизнь. Сейчас, когда закончилась большая страна, рухнул Советский союз и образовалось новое государство Россия, мне хочется этот спектакль показать молодым людям. Мне кажется, есть сейчас что-то общее с периодом оттепели. Сейчас всё можно, у нас свобода, но как долго это будет и изменится ли страна через 5-7 лет? Героини спектакля – четыре Любы – сталкиваются с историческими событиями, новыми возможностями, которые не используют. Я бы хотел, чтобы через этих героинь наши сегодняшние зрители посмотрели на себя.

– Сильно ли отличаются шестидесятники от нынешнего поколения?

— У шестидесятников была искренняя любовь к искусству, поэзии, литературе, кино, театру. Была идентификация человека себя с пространством, в глобальном смысле, когда ты понимаешь, что на твоих глазах все свершается. А сейчас прогресс, люди другие. С одной стороны, технологии развиваются, это хорошо. А с другой – человек теряет свою общественную значимость и уходит в свой микрокосмос, теряется романтическое восприятие мира, вера в то, что он может сделать что-то важное, изменить что-то в этой жизни. Потребительский мир заглушает его романтическое начало. Я не знаю, как с этим бороться, единственное, что я могу сделать – показать им этот спектакль и в нём их сверстников, но в другой эпохе.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

9 + 9 =