Летний сезон Фестиваля губернских театров начался с осени. «Сон об осени» по норвежской пьесе Юна Фоссе (перевод Веры Дьяконовой) поставил лидер питерской театральной режиссуры Юрий Бутусов. С подробностями из Губернского театра, где и идет фестивальная программа, обозреватель «МК».

Мало того что осень, так еще и кладбище. Хуже того — смерть чуть ли не в каждом слове. А под потолком — две связки больших шаров, черных, траурных. На сцене — кресты, впрочем, веселенького цвета: голубой, желтый, а оранжевый покосился, того и гляди, упадет. Само же кладбище помещено художником Александром Шишкиным (постоянный соавтор Юрия Бутусова) на светлый круг. Весьма символичная деталь — действие окажется замкнутым, прозвучит как рондо.

На кладбище встречаются он и она — персонажи без имени, без возраста: просто мужчина и женщина, оба в черных пальто поверх черных костюмов. До прихода женщины мужчина тихо сам с собою ведет беседу, точнее, диалог. И из него вытекает, что разговаривает он с подростком, причем трудным: «Не сутулься». — «Да не сутулюсь я». — «Я вижу, что ты выпил. Ну выпил же?» — «Не пил я»… И все в таком духе. Что случилось? Отец потерял сына? Почему он один на кладбище, без жены? Об этом спрашивает мужчину женщина. У нее красивый голос и красивые черные волосы.

— Почему ты здесь? Почему один? Я же видела, что ты плакал.

— Не плакал я. А ты что делаешь здесь? Ты до сих пор одна?

— Я о тебе часто думала…

Скупой текст, за ним интересно следить. Но чем дальше, тем больше теряешь нить происходящего: Бутусов сознательно путает персонажи, их диалоги, которые, как в рондо, повторяются. Женщина с кладбища вдруг становится матерью, а мать — первой женой мужчины, матерью его ребенка. А до этого она хоронила собственную мать, то есть бабушку, а сын не пришел даже проститься с бабушкой. Кладбищенская история оказывается вовсе не страшной, она завораживает той красотой, которую Бутусов придает смерти.

Похоже, у него она пишется с большой буквы, как и Одиночество, Счастье, в вечном поиске которого находятся герои. В отличие от предыдущих работ режиссера в столице (его постановки идут в Вахтанговском и театре им. Пушкина), эта, пожалуй, самая красивая. Здесь всё в черном — черные шары, черные одежды с блеском и отблесками серебра. И музыка: не нервная и рваная музыкальная ткань, под которую бьются герои в «Барабанах в ночи» или «Беге», а протяжное, страстное, но болезненное танго. Танго о смерти, которую переживают за свою жизнь герои пьесы Фоссе, признанного классика норвежской драматургии. Режиссер использует как оригинальную музыку Фаустаса Латенаса, так и известные композиции (David Lynch, Olafur Arnalds, The Tiger Lillies, Arvo Part, Ben Frost и др). Знатоки французского кино узнают танцевальную цитату из фильма Жана-Люка Годара «Банда аутсайдеров».

Яркая форма, точное психологическое прочтение пьесы актерами театра им. Ленсовета — Виталием Куликовым (мужчина), Ольгой Муравицкой (мать), Лаурой Пицхелаури (женщина), Сергеем Волковым (мужчина в молодости, отец, сын). Они легко и изящно играют со временем и возрастом. Мечты, желания, упущенные возможности и необъяснимые ошибки, ревность… На наших глазах ансамбль складывает их в поэму о Любви. А может, об одиночестве, счастье, которое не случилось и вряд ли случится? Наверное, об этом картина великого Мунка — «Крик». Им и заканчивается «Сон об осени» — мужчина, до боли сжав лицо, беззвучно кричит. За спиной его любимые люди, которые, не желая того, мучают друг друга. Сам режиссер, которого публика на поклонах встретила овацией, говорит об этой пьесе так: «Это история о непривыкании к жизни. Об отсутствии возраста. О смысле жизни как ожидании чуда… О вечном ожидании красоты. СЧАСТЬЯ».

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

4 + 8 =